flammberg (flammberg) wrote,
flammberg
flammberg

Дороги войны

В предыдущем посте я упомянул брата моего деда дядю Мишу, история которого заслуживает отдельного описания. Что ж, пожалуй, сразу это описание и выложу, чего тянуть...

Дядя Миша был профессиональным военным, строителем. Первый день войны он встретил в звании военного инженера третьего ранга. Современных званий в РККА тогда еще не было, но по нынешним понятиям это примерно соответствовало капитану. Собственно, и был он на типичной капитанской должности - комроты.

Ну вот, первый день он, значит, встретил, а на второй - попал. В плен. Их часть строила укрепления где-то под Гродно (Западная Украина), ну и взяли их прямо тепленькими, без шума и пыли. У них, как в том анекдоте про стройбат, из оружия были одни лопаты.

Немного отвлекусь от жизнеописания моего родственника, дабы прояснить общую обстановку начала войны. А обстановка была простая - полный разгром. Дух относится к телу, как три к одному, как сказал, если мне не изменяет память, Наполеон Бонапарт. Доблестная Красная Армия, созданная великим товарищем Сталиным за счет отъема последнего куска хлеба у всего остального населения, на деле оказалась не более, чем вооруженным сбродом. Летом 1941-го она просто рассыпалась. Только в плен попало больше миллиона человек.

Но массовая сдача красноармейцев в плен, это еще не все. Было кое-что и поотвратительнее. На требование немцев: Комиссары, и евреи - выйти из строя! - бойцы РККА откликались с энтузиазмом, достойным лучшего применения, охотно выталкивая на смерть своих бывших сослуживцев. Вот, такое-вот трогательное боевое братство, чего уж там...

Но возвращаясь к дяде Мише... Он был, как вы понимаете, евреем. И выжить, в тот момент, ему помогла случайность, первая из цепочки счастливых совпадений, спасших ему жизнь. В тогдашнем бардаке, к счастью, для дяди Миши, он отделился от солдат своей роты. То есть, в немецком накопителе для военнопленных его никто лично не знал. Более того (и это уже нельзя назвать случайностью), дядя Миша успел переодеться в гимнастерку убитого красноармейца, в кармане которой была, кстати, и солдатская книжка. Таким образом вместо офицера и еврея в плену обнаружился щирый украинэць рядовой Иван Шаваленко. Дядя Миша не был, собственно, голубоглазым блондином, как его младший брат, но и явно семитской его внешность тоже не была. А что темноволосый и горбоносый, так мало ли в Бразилии этих Педро в Украине горбоносых брюнетов.

Дядя Миша попал в лагерь для военнопленных в Западной Украине, неподалеку от места пленения. Был этот лагерь, конечно, не курортом, но все же и не фабрикой смерти. Заключенных более-менее сносно кормили, гоняли на работы, само-собой, но задачи уморить их голодом не ставилось. Местное население, опять же, сочуствовало солдатикам и норовило подкормить, чем Бог послал. Охрану лагеря несли, в основном, полицаи, и нельзя сказать, что они сильно надрывались на службе.

Однако, вскоре, из лагерного контингента стали формировать этапы для отправки на работы в Германию. Попадать в такой этап дядя Миша не хотел. Он очень сомневался, что там его ждет что-то хорошее. В первые этапы отбирали самых крепких. Дядя Миша, в отличие от моего деда, не был особо крупным, и эти отборы его счастливо минули. Затем, планка понизилась и брать стали всех здоровых.

Первый такой отбор дядя Миша, что называется, откосил. Он подождал, когда дежурный полицай отвлечется, и перешел из группы ждущих медосмотра в группу забракованных. Полицай посмотрел на него, спросил: Тэбэ дывылысь? - Да, - ответил дядя Миша. Ну да, так да...

Но дядя Миша понимал, что второй раз подбный трюк не пройдет. От отчаяния он вдрабадан напился добытым у полицаев самогоном. Он помнил, как пьяный валялся под окнами лагерной комендатуры и орал: Выпьем за Родину, выпьем за Сталина!..

Проспавшись и проблевавшись, он спросил, когда этап. А этап уже ушел, ответили ему. Пьянство иногда бывает полезно, м-да...

Но тем не менее, рано или поздно, сравнительно спокойное пребывание в лагере должно было подойти к концу. Дядю Мишу либо вывезли бы в Германию с очередным этапом, а возможно, и со всем лагерем, либо расстреляли бы без церемоний, в виду близости фронта. В общем, в середине 1943-го дядя Миша и еще несколько его товарищей решились на побег. Вообще-то, особых возможностей бежать там и не было. Поэтому план бегства был прост как грабли - пойти через ворота, а когда окликнут, бежать. Авось кто и уцелеет.

И тут, произошло очередное чудо. Немецкий солдат, стоявший на посту у ворот, увидев их группу, просто отвернулся. Беглецы, вначале, даже не поверили такому счастью. Они думали, что часовой будет стрелять им в спину. Но нет... Трудно сказать, каков был шанс встретить в Вермахте солдата, пожалевшего несчастных хефтлингов. Один на миллион? Но, как бы там ни было, именно этот шанс выпал дяде Мише.

Сбежав из лагеря, группа разделилась. Дядя Мише удалось перейти через линию фронта. Там его, разумеется, ждала тюрьма Смерш, откуда было два основных выхода: в штрафбат или к стенке. Но видно, у Бога, или кто там за него, еще не был исчерпан для дяди Миши лимит чудес. Ему попался следователь, не поленившийся послать запрос на уточнение личности в Наркомат Обороны. Причем, следователь страшно рисковал, ведь расстрелять могли уже его самого. Но к счастью, через три месяца ответ, идентифицирующий личность военинженера третьего ранга Имярек, все же пришел.

Дяде Мише предложили соответствующую офицерскую должность, но он отказался: Какой из меня командир, я ни дня не воевал. - и ушел на фронт рядовым-пулеметчиком. В конце 1944-го его ранили так тяжело, что он был комиссован из армии. И только тогда, во Всесоюзном Адресном Столе, в Бугуруслане, он нашел свою семью. Не хотел умирать дважды, - говорил он.

Вот, такая-вот история жизни...
Tags: личное
Subscribe

  • Народный африканский фольклор

    В одном львином прайде восторжествовал ультрафеминизм. Самки, в количестве пяти особей, не захотели больше делиться пищей с самцом и изгнали его из…

  • Воздух свободы

    Я, периодически, смотрю на Ютубе украинские новостные программы и телешоу. И каждый раз, меня поражает их высочайший уровень. Ну, очень…

  • Умыл

    Начал смотреть интервью Леонида Радзиховского с украинским журналистом Василием Миколенко. Радзиховский в своем репертуаре - никакой войны не могло…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments