flammberg (flammberg) wrote,
flammberg
flammberg

Categories:

По следам Фандорина. Из жизни щепок.

Итак, обещанное продолжение любительско-детективного анализа сборника Бориса Акунина "Нефритовые четки". На этот раз, на операционном столе рассказ Из жизни щепок.

Начнем, пожалуй, с вещей формально допустимых, но несколько, так сказать, притянутых. А именно...

Один писатель (вот, к сожалению, не помню имени, кажется, Честертон) как-то высказался в том смысле, что главной проблемой детективного жанра является не выявление преступника, а получение формальных доказательств его вины. Не зря Конан Дойл, устами своего Шерлока Холмса, жаловался на то, как трудно убедить двенадцать тупиц. Ну, на самом деле, насчет тупиц, это классик несколько погорячился. Разумеется, и слава Богу, люди, решающие судьбу подозреваемого (порой, в смысле, жить тому или умереть), желают твердо убедиться в виновности последнего. Допустимо ли выносить обвинительный приговор на основании одних умозаключений, какими бы блестящими оные ни были? Не думаю.

Вернувшись к сабжу... Прежде всего, бросается в глаза именно эта классическая проблема детектива - против убийцы нет ни малейших доказательств. Не зря же ЭФ провоцирует преступника на саморазоблачение. Что ж, принципиально, подобное саморазоблачение, конечно, возможно. Но... Но вот представьте себе, что господин Ландринов оказался, ну самую малость, хладнокровнее. Рациональнее, так сказать. И что, в ответ на все обвинения ЭФ он просто пожал плечами и ответил бы: О чем вы, вашество? Яд какой-то, стрельба, коварный замысел?.. Что это за оперетка? Знать ничего не знаю ни о каких убийствах. И все! Никакой возможности привлечь убийцу к законной ответственности у ЭФ не имелось.

Можно, конечно, возразить, что после разоблачения ЭФ Ландринов счел барышню Сердюк, ради которой и заварил всю кашу, потерянной для себя, то есть, терять ему было уже нечего, вот он и пустился во все тяжкие. Ну, по мне, подобное возражение не слишком убедительно.

Во-первых, почему сразу "потеряна"? Скорее, наоборот, у дамы появилось гораздо больше оснований для интереса. Как говорила, по аналогичному поводу, Тетушка-Чарли-Из-Бразилии: Я люблю дерзких мужчин!

Во-вторых, хм... Любовь - оно, конечно, так... Но жизнь у человека всего одна и прожить ее лучше на свободе, а не на каторге. Там, кстати, никакой любви не будет. Или будет, но совсем не такая, какой ему хотелось бы.

Далее, обратим наше внимание на другого классика. А именно, Жорж Сименон, от лица своего Комиссара Мэгрэ, объяснил, что самые трудноразоблачаемые преступники - не хитромудрые интеллектуалы, плетущие запутанные комбинации, а туповатые, но упрямые деревенские парни, на все вопросы следователя твердящие: Ничего не видел, не помню, не знаю.

Все, в сущности очень просто: следствию нужна информация. Чем больше информации (любой), тем вероятнее успех расследования. Отсюда вопрос: ну зачем Ландринову надо было клеветать на фон Мака-младшего? Ведь в нашем мире действие, как известно, равно противодействию. Следователь, получивший вышеупомянутое свидетельство, может ведь предположить не только его верность, но и прямо обратное. И задуматься, а зачем это господин Ландринов соврал? Какие у него были к тому побудительные мотивы?

Сидеть тихо и не отсвечивать, вот и все, что нужно было Ландринову для полного и беззаговорочного успеха на почве массовых убийств. А он, вместо этого, затеял совершенно необязательную, с рациональной точки зрения, интригу против фон Мака, за что, в конечном итоге, и поплатился.

Следующий нюанс заключается в специфичности психологического склада преступника. А именно... Автор изобразил его, выражаясь современным языком, полным отморозком.

Действительно, убийство из ревности - это еще как-то можно понять. Подчеркиваю, понять, а не оправдать... Но вместе со своим соперником, наш отелло совершенно хладнокровно и осознанно лишил жизни абсолютно постороннего человека, не причинившего ему ни малейшего зла. И далее, другого совершенно незнакомого ему человека он пытался убить просто за то, что его пассия вытерла тому платком измазанную красками щеку(!)

Иначе говоря, перед нами субъект из категории Одна старушка - гривенник, десять старушек - рубль. Человек без каких-либо психологических тормозов, способный на убийство, если это принесет ему хоть какую-то, даже совсем пустяковую выгоду.

Но из вышесказанного возникает вопрос: как такой откровенный социопат сумел дожить до столь недетского возраста и оставаться, при этом, социально адаптированным членом общества. По идее, с таким психологическим профилем, он должен был, лет этак в пятнадцать, зарезать своего школьного учителя за двойку по математике, после чего, его жизнь пошла бы по вполне определенной колее.

Ну и наконец, конкретика. Ибо все вышеприведенные соображения носят все же, скорее, психологический характер... Но есть, одно обстоятельство, которое, по моему мнению, перечеркивают какую бы то ни было правдоподобность сюжета данного рассказа.

Для начала, снова напомню слова классика. Шерлок Холмс, в процессе одного из своих расследований, объясняет Ватсону, что, на самом деле, именно заурядные, банальные, обыденные, так сказать, преступления расследуются труднее всего. В них просто не за что зацепиться.

Это я все к способу убийства. Ландринов подмешивает яд в чай к барону фон Маку-старшему, в рассчете на то, что тот угостит своего секретаря. При этом...

Сам рассчет весьма сомнителен. Попытка спрогнозировать поведение другого человека, причем, контролировать это самое поведение нет ни малейшей возможности. Человеческий фактор, все упирается в человеческий фактор, - как говорил, по этому поводу, комиссар Лебель из форсайтовского Дня Шакала. Ну а вот не стал бы барон угощать секретаря. Допустим, тот бы приболел, ушел бы со службы пораньше, вышел бы, пардон, в туалет... Или барон просто заработался бы, а потом угощать секретаря было бы уже поздно.

Более того... Провались эта попытка отравить секретаря попутно с бароном, и другой такой уже не представилось бы. Зато было бы гарантировано тщательное полицейское расследование, ибо барон фон Мак отравлен кем-то из ближайшего окружения. Собственно, так оно и вышло.

Правда, господин Ванюхин утверждал, что мол барон был человеком больным, и его смерть сочли бы естественной. Но тут, думаю, он (точнее, автор) сильно погорячился. У барона, судя по всему, был гастрит, а от этого не умирают.

Вообще, исходя из личных качеств Ландринова, последний вряд ли стал бы строить столь хитроумные планы. Скорее всего, он поступил бы гораздо более простым и надежным образом: встретив Стерна где-нибудь в темном переулке, просто зарезал бы того или проломил бы голову чем-нибудь тяжелым. Кстати, примерно по такой схеме, он и пытался убить Фандорина.

Подобный вариант был бы практически беспроигрышным. Личностью убитый был незначительной, а исходя из криминогенной обстановки в тогдашней Москве, такое убийство просто никто не стал бы расследовать. Сочли бы банальным гоп-стопом. Психологических же проблем с тем, чтобы ткнуть человека ножом или ударить молотком по затылку, у Ландринова, судя по всему, не имелось. Сделал бы за милую душу.

Правда, тогда и занимательный сюжет строить было бы не на чем.

Продолжение следует...
Tags: криминалистика, литература, юмор
Subscribe

  • О тетках

    По наводке Экслера вышел на вот такую статью... ПРО ИЗБИЕНИЕ В МЕТРО И ПОЧЕМУ НА РУСИ «ПЕРЕВЕЛИСЬ МУЖИКИ» И вспомнилось мне, что у меня был пост…

  • Для полного раскрытия темы...

    ...а именно темы песни Семена Слепакова "Перед посольством Бразилии". Продолжение... Бегают детские банды В нищих и грязных фавелах. Палят на…

  • - Малчик? - Нет. - А хто?!

    Все слышали, наверно, вынесенный в сабж бородатый анекдот? Но кстати, со мной, раз, случилась, где-то похожая комичная ситуация. Еду в поезде.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments