flammberg (flammberg) wrote,
flammberg
flammberg

Categories:

Побочный эффект

Фантастический рассказ с открытым финалом. Желающий могут писать продолжение.

209..-й год, июль 18-е.США, Джонсвил, полицейский участок номер 2. Детективы Ортега и Харрисон.

Ортега. Ну, что, Пит, оклемался?

Харрисон (первый день после гриппа, еще шмыгает носом). Да, не совсем. Ну, да ладно. Что там по позавчерашнему жмурику?

Ортега. Да, ничего веселого. Похоже, у нас новый серийник.

Харрисон. От же ж, блин! Здравствуй, любимая работа. Что там было, в общих чертах?

Ортега. Ну, что было... Барбара Таунсенд, восемь лет, пошла в булочную и не вернулась. Через час родители подняли тревогу. Тело найдено на пустыре, в районе Западной промзоны. Задушена. Верхняя одежда разорвана, белье аккуратно срезано. Следов изнасилования не обнаружено... И да, док говорит, что, похоже, он водил ей, уже мертвой, членом по лицу и промежности.

Харрисон. Господи, да у нас тут нежный эстет-некрофил с фантазией. Так, может, он еще и генетический материал ненароком оставил?

Ортега. Вот, тут, пока, ничего сказать не могу. Явных следов,.. ну, от члена,.. вроде, нет. Яйцеголовые сейчас изучают подногтевой материал, может, там найдут чего...

Харрисон. А если не найдут?

Ортега. А если не найдут, придется сосать лапу и ждать, пока он еще кого прижмурит. Сам знаешь. Свидетелей нет, улик нет, подозреваемых нет. Где его, урода найдешь?..

Харрисон. М-да... Подожди, но как она оказалась на пустыре? Она, что, живет там, неподалеку.

Ортега. Именно. Похоже детское любопытство подвело. Решила посмотреть, а чего там такого. А тут, этот малый и случился. Сымпровизировал, так сказать.

Харрисон. То есть, он неорганизованный* и, скорее всего, начинающий. Ты уже проверял модус операнди?

Ортега. Конечно. В ближайшей окрестности ничего похожего. Возможно, это, вообще, его первый выход.

Харрисон. Значит, он, скорее всего, еще сопляк, двадцать лет плюс-минус...

Ортега. Скорее всего.

Харрисон. И что будем делать, если док ничего не найдет?

Ортега. Ну, что... Будем трясти известных педофилов. А что еще остается? Может, чего и выплывет.

209..-й год, июль 20-е.США, Джонсвил, полицейский участок номер 2. Детективы Ортега и Харрисон, начальник участка капитан Хилл, доктор Тедески.

Хилл. Харрисон, Ортега, зайдите ко мне!

В кабинете начальника участка.

Хилл. Джентльмены, позвольте представить вам доктора Тедески. Доктор, судя по всему, имеет кое-какую информацию для вас, касательно вашего текущего дела.

Харрисон. Э-э...

Тедески. Я понимаю ваше удивление, детектив. Не могли бы мы найти где-нибудь укромное местечко и побеседовать?

Ортега и Харрисон переглядываются.

Ортега. Конференц-зал, вроде, сейчас свободен?..

Тедески. Что ж, пойдемте.

209..-й год, июль 20-е.США, Джонсвил, полицейский участок номер 2, конференц-зал. Детективы Ортега и Харрисон, доктор Тедески.

Под вопросительными взглядами детективов доктор начинает свой рассказ.

Тедески. Для начала, представлюсь. Я – шеф отдела исследований находящегося в Орландо филиала Лаборатории Генетических Исследований. Об области интересов нашей лаборатории можно легко догадаться по ее названию.

Предполагаю, джентльмены, что вы удивлены. Вы сейчас спрашиваете себя, какую-такую информацию может поведать вам этот тип, в связи с жестоким серийным убийством? Так вот, я хочу рассказать вам одну историю и прошу у вас немного терпения. Когда я закончу, вам все станет понятно.

Примерно, тридцать лет назад мы начали эксперимент, связанный с модификацией генома человека. Эксперимент назывался «Супериммунитет». Название говорит само за себя, не так ли? В течение, примерно, пятнадцати лет тысяча женщин-добровольцев была искусственно оплодотворена генетическим материалом, в который были внесены определенные изменения.

Характер этих изменений заключался в чрезвычайном повышении человеческого иммунитета. Повышении настолько серьезном, что ни одна из известных нам разновидностей бактерий, вирусов, грибков или простейших паразитов, в таком модифицированном организме, не имела бы ни малейшего шанса выжить. То есть, мы получали человека, защищенного от всех инфекционных заболеваний. С иммунитетом, как у крокодила...

Харрисон (удивленно). Как у кого?

Тедески. Как у крокодила. Вы знаете, что крокодил, образно говоря, живет в дерьме и жрет всякое дерьмо? Тем не менее, крокодилы – одни из самых долгоживущих созданий на Земле. Они доживают до ста лет...

Ортега. Погодите, погодите, док... Вот, это все, то, что вы нам сейчас рассказываете, оно, вообще, законно?

Тедески. Да. Согласно закону от 21 марта 204...-го года, эксперименты с человеческим генетическим материалом допускаются по специальному разрешению правительства США. И у нас такое разрешение, разумеется, есть. Вы же не думаете, что я пришел к вам, чтобы чистосердечно признаться в совершенном преступлении?

Ортега. Да, кто вас знает... Но тогда другой вопрос: А это вот все, эксперимент... «Супермет» или как его там? Оно, часом, не топ-секретно? Учтите, мы – простые полицейские и никаких подписок о неразглашении не давали.

Тедески. Хм... Это, не государственная тайна, но, в общем, служебная информация, которой наша фирма делится с большой неохотой. Но, похоже, выбора у нас нет. Однако, я продолжу...

Как я уже сказал, в течение пятнадцати лет, путем искусственного оплодотворения была рождена тысяча детей с модифицированным в определенном направлении генокодом. Старшему из этих детей сейчас уже 29, младшему – 16. Все они росли во вполне благополучных семьях из среднего класса.

Проблема... Черт возьми, какая там проблема! Ужас ситуации в том, что из 592-х наших подопечных, которым, на данный момент исполнилось 20-ть лет, семеро были пойманы и осуждены за преступления, которые можно квалифицировать как серийные убийства.

Харрисон. Опа-мать!..

Тедески. Подождите, детектив, дайте мне закончить. Уже недолго осталось.

Так вот, как известно, чисто статистически, количество серийных убийц в популяции – приблизительно, один на несколько миллионов. В нашей выборке генетически модифицированных особей вероятность появления такого убийцы – от одного до двух процентов.

Более того, подавляющее большинство серийных убийц, как известно – мужчины европеоидной расы. Но среди наших арестованных подопечных трое были женщинами и четверо не относились к европеоидной расе. То есть, похоже, в данном случае, не только склонность к серийным убийствам намного выше средней, но и еще и факторы пола и расы абсолютно нивелируются.

Тедески замолкает, и наступает короткая пауза, прерываемая Харрисоном.

Харрисон. Ну, они хоть не болели?

Тедески хмуро смотрит на него.

Ортега. Погоди, Пит... Дайте, я угадаю. О нашем случае уже говорили по телеку. Кто-то из ваших э-э... как их там... подопечных живет у нас, в Джонсвиле, и вы решили нам об этом сообщить? Я прав, док?

Тедески (со вздохом). Да, детектив, вы совершенно правы. Джон Дельгадо, 22 года, Лонг Стрит 11, Джонсвил. К этому добавлю, что по нашей информации, в школе, будучи подростком, Джон Дельгадо был неоднократно пойман на подглядывании за маленькими девочками.

Детективы переглядываются.

Ортега. Лонг Стрит. Очень даже подходит.

Харрисон. Да... Ладно, док, спасибо за информацию. Как с вами связаться?

Тедески. Я остановился «У Дейва», знаете, где это?

Детективы кивают.

Тедески (дает им визитку). Вот, мой телефон. Благодарю вас, детективы. Если у вас появится какая-то новая информация по этому делу, сообщите мне, пожалуйста, без промедления. Всего доброго, джентльмены. Желаю удачи.


209..-й год, июль 20-е.США, Джонсвил, Лонг Стрит 11. Трехэтажный частный дом на две семьи. У одной из входных дверей детективы Ортега и Харрисон. Ортега звонит в дверь. Открывает миссис Харт.

Ортега (показывает значок детектива). Миссис Харт, добрый день. Я – детектив Ортега, это мой напарник детектив Харрисон. У нас есть пара вопросов к вашему квартиранту. Он сейчас дома?

Миссис Харт (несколько удивленно). Да, у себя, на третьем этаже. Вот, по этой лестнице.

Харрисон. Спасибо, мэм.

Ортега, Харрисон и Джон Дельгадо в комнате у последнего. Сам Дельгадо – худосочный молодой человек, заметно нервничает, его бьет дрожь. Видно, что визит детектвов застал его врасплох.

Ортега. Что-то случилось, Джон? Ты, вроде, как-то не в себе. Плохо себя чувствуешь?

Дельгадо (с величайшим трудом удерживая себя в руках). Я... Нет... Это...

Харрисон. Ты зря водил ей членом по лицу, Джон. Теперь у нас есть твой генетический материал. Соображаешь, о чем я?

Дельгадо начинает плакать.

209..-й год, июль 20-е.США, Джонсвил, ресторан гостиницы «У Дейва». Детективы Ортега и Харрисон, доктор Тедески. Тедески пьет вино из бокала, Ортега доедает яичницу с беконом.

Ортега (продолжая начатый разговор). ...Почти сразу. И все рассказал-показал. Была у него привычка осматривать окрестности в бинокль со своей верхотуры. Ну, и когда увидел, что девочка решила исследовать пустырь, взял велосипед и поехал за ней. Причем, знал же, засранец, где расположены камеры видеонаблюдения у него в районе, и тщательно их объехал.

Так что, дело закрыто.

Тедески (со вздохом). Ваше – да. А вот, мое...

Ортега. Кстати, о вашем деле, док. Вот, все хочу поинтересоваться... Допустим, вы изменили гены у тысячи человек и получили десять или пятнадцать серийников.

Тедески. Кого?

Харрисон. Серийных убийц.

Тедески. А-а...

Ортега. Так вот... А если бы какой-нибудь эксперимент, вроде вашего, проводился не на тысяче, а на миллионе человек? И вероятность того, что, в результате, получится кто-нибудь хм... не такой, не один-два процента, а десять-двадцать? Если даже один серийный убийца может поставить на уши целый город, то что нам, полиции, делать со ста тысячами таких убийц, появившихся в один момент?

Тедески (снова вздыхая). Детектив, вы задаете вопрос, над которым ломает себе голову куча народу, и уже довольно давно.

Фактически, у нас есть два варианта. Во-первых, можно просто запретить исследования. Нет исследований – нет проблем. А во-вторых... Во-вторых, можно увеличить осторожность, усилить контроль, идти вперед мелкими шажками... И надеяться, что все проблемы проявятся вовремя. Ну, вот, как в нашем случае.

Харрисон. Да уж, вовремя, ничего не скажешь.

Ортега. Но, док, может, первый вариант... Ну, то есть, не соваться в это дело с генами, вообще – оно и к лучшему?

Тедески. Человечество, в течение всей своей истории, совало нос, куда не следует... С точки зрения житейской мудрости. Но если бы не это любопытство, мы бы сейчас до сих пор гонялись за крысами с каменными топорами.

Харрисон. А я думал, древние люди гонялись за этими,.. как их... за мамонтами.

Тедески. Мамонты, к нашему времени, уже давно бы закончились.

Но возвращаясь к людям... И к микробам. Вы представляете себе, сколько людей, во всем мире, умирает от тех или иных инфекционных заболеваний? Миллионы. И это, не говоря уже об экономическом ущербе, в виде больничных, расходов на медицину...

Победа над всем этим одним коротким движением – изменением человеческого генома – очень даже стоит затраченных усилий и возможного риска.

Детективы задумчиво молчат. Тедески продолжает.

Тедески. Но дело не только в инфекционных заболеваниях. Генофонд человечества ухудшается, и это неизбежно.

Ортега. Почему?

Тедески. С кардинальным улучшением качества медицины, перестал действовать естественный отбор.

Ведь как было в старые-добрые средние века... Семья рожала десять детей, пятеро из них умирали, не дожив до десяти лет, за то из остальных можно было строгать бейсбольные биты... Лет до тридцати пяти. К этому возрасту они уже успевали родить, и более-менее вырастить собственных детей, поэтому, естественному отбору их здоровье было уже не интересно. И до пятидесяти доживали лишь очень немногие.

Сейчас, современная медицина спасает всех, кто должен был бы умереть еще ребенком. Они выживают, вырастают и передают свои гены дальше. В итоге, мы имеем ухудшение генофонда популяции, как я и сказал.

Ортега. И что же делать? Перестать спасать?

Тедески. Люди, именуемые евгеникам, именно это и предлагают. Перестать спасать больных и не дать им испортить наши гены своими. Но это не очень хороший выход.

И я даже не говорю, о том, что такое «неспасение» предельно жестоко и бесчеловечно. Но даже, с чисто практической точки зрения, евгеника – это очень плохо. Кстати, не могу не заметить... Все бесчеловечные решения, как правило, оказываются еще и весьма не рациональными.

Так вот... Во-первых, позволить обществу сознательно убивать своих членов, за то, что они «недостойны»... Ну, это значит – резко снизить уровень общественной морали. Хомо хомини люпус эст. Человек человеку – волк, то есть. Умри ты сегодня, а я – завтра. Вряд ли, такое общество будет благополучным и процветающим.

Знаете, это как солдаты на войне. Они гораздо охотнее пойдут в бой, если будут уверены, что их армия приложит все усилия, чтобы, в случае ранения, вытащить их, эвакуировать в госпиталь и там вылечить. Но если они будут знать, что их просто бросят умирать...

Ортега. Я понимаю, что вы хотите сказать, док.

Тедески. Но есть и другая причина. Человечество сильно не мускулами, не здоровьем, но прежде всего, разумом. Вот, представьте себе, что мальчик по имени Альберт Эйнштейн умер ребенком от скарлатины. Кто бы тогда создал Теорию Относительности и создал ли бы, вообще? А сколько таких эйнштейнов, и в правду, умерло в детстве, от голода, холода, и болезней?

Жить в обществе здоровых, мускулистых придурков, не способных создать ничего сложнее каменного топора – что-то, лично меня такая перспектива совсем не привлекает.

Харрисон. То есть, вы хотите сказать, что так или иначе, а заниматься изменением генов людям все равно придется?

Тедески. Боюсь, что так. Боюсь, что, не смотря на риск, у нас просто нет другого выхода.

* Неорганизованным или дезорганизованным серийным убийцей называют серийного убийцу, не готовящего свои преступления заранее, и действующего лишь, если предоставится подходящий случай.
Tags: биология, литература, наука
Subscribe

  • Кувалдометр

    Сделал видео-демонстрашку специально для одного немецкого форума. Ну, и решил выложить, чего зря добру пропадать. Характеристики прибора: вес - 3 кг,…

  • Эволюция техники под атаку с угла

    А то, что-то, все о политике, да о политике. Нужно же и о чем-нибудь приятном написать. О мордобое, например... 1. Техника рационализируется. В том…

  • Атака с угла

    Я уже упоминал о том, что я решительно подсел на эту концепцию. Далее, краткий список ее достоинств и недостатков. Достоинства... 1. Кинематика.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments